Рубрика: Фигурное катание

Теория фигурного катания

I. Движение по кривой линии.

Конькобежец, скользящий по инерции на одной ноге, может изменять направление своего движения, не касаясь льда другой ногой. Если центр тяжести тела находится на вертикальной линии, проходящей через лезвие конька, то конек, скользящий на обоих своих ребрах, оставит след в виде прямой линии. Если же центр тяжести тела будет перенесен вправо или влево, то конек, наклонившись в соответствующую сторону, будет скользить на одном ребре и опишет кривую линию, загнутую в ту сторону, куда наклонилось тело конькобежца. Чем сильнее наклон тела, тем круче будет дуга. С другой стороны, чем быстрее движение, тем сильнее действует центробежная сила и, следовательно, дуга загибается менее круто.

Отсюда можно вывести следующее: при сохранении одного и того же наклона тела, кривая, описываемая коньком, не явится правильным кругом, т. к. по мере движения сила инерции, а, следовательно, и скорость, непрерывно убывает (вследствие трения конька о лед, сопротивления воздуха и т. д.); след составит часть спирали с убывающим радиусом. Это положение иллюстрировано на рис. 10. Линия а—в изображает «линию тяжести» (проходящую через центр тяжести тела и лезвие конька). По мере движения, линия тяжести описывает некоторую поверхность, близкую к конической, которую будем называть, «поверхностью движения».

Движение по кривой линии, без перемены ребра конька, направления и фронта, составляет первую и основную фигуру школы, называемую „голландским шагом». Эта фигура является важнейшей составной частью всех других фигур.

При исполнении той или иной фигуры часто бывает необходимо во время движения увеличить или уменьшить кривизну описываемой дуги. Это достигается путем перемещения «частичных центров тяжести», о которых упоминалось выше. Движения рук, головы и, главным образом — свободной ноги, могут оказать значительное влияние на дугу, описываемую коньком. Не вдаваясь в подробные исследования, констатируем следующее общее правило: введение свободной ноги над льдом внутри следа увеличивает кривизну дуги; ведение свободной ноги снаружи следа — уменьшает кривизну дуги; положение свободной ноги над следом является «нейтральным» и принято вообще, как нормальное.


II. Перемена ребра (направления).

Все фигуры, содержащие перемену ребра, фронта или направления, исполняются особым сложным движением, которое распадается на две главные части: 1) подготовка тела к перемене (предварительное положение) и 2) самое исполнение перемены (разрешение).

Если конькобежец во время скольжения изменит наклон конька, переведя его с одного ребра на другое, то тем самым он вызовет перемену направления. Вторая основная фигура — перетяжка — характеризуется переменой ребра и направления, при чем фронт остается тот же. След получается в виде латинской буквы S.

Перемена ребра достигается перенесением центра тяжести тела справа налево (или обратно), что выполняется с помощью свободной ноги, которая в предварительном положении выносится вперед (или назад), и в момент разрешения, сильным и размашистым движением идет обратно, благодаря чему все тело быстро, но плавно меняет наклон и переходит в новую поверхность движения.

Перетяжка является основой целого ряда фигур — так называемых «параграфов» и «сложных восьмерок».


III. Перемена фронта (поворот).

Поворот (перемена фронта) — является элементом очень многих фигур. Третья из основных фигур — тройка — характерна именно переменой фронта. В этой фигуре поворот производится в наиболее естественную сторону — по закривлению дуги, т. е. если движение идет, например,направо, то и поворот конька вокруг вертикальной оси происходит направо.

В тройке поворот совпадает с моментом перемены ребра, вследствие чего общее направление движения и поверхность движения остаются прежними.

При правильном исполнении тройки обе дуги, лежащие по сторонам поворота, должна быть равной величины и одинаковой кривизны. В виду того, что самое движение поворота производит сильное вращающее действие, кривизна второй дуги будет значительно круче первой, если во время самого поворота не принять некоторых мер, препятствующих дальнейшем; завихрению общего движения. Предварительно положение тройки характеризуется тем, что перед поворотом корпус повернут в сторону закривления очень круто, гораздо круче несущей ноги.

В самый момент поворота (разрешение) конек поворачивается в сторону закривления на 180°, меняя фронт и переходя на другое ребро.

В этот момент корпус вращается в обратную сторону (против закривления), чем и препятствует увеличению кривизны дуги после поворота «Вращение корпуса», происходит относительно таза и бедер, фактически же корпус остается почти неподвижным, а поворачиваются сами бедра.

Вращение корпуса во время поворота может быть умеренным и плавным (в тройке) или, наоборот, сильным и резким, если после поворота тело должно перейти в новую поверхность движения (при исполнении крюка и выкрюка). В этих последних фигурах, заключающих в себе перемену фронта и направления без перемены ребра, предварительное положение требует еще большего поворота корпуса в сторону закривления, чтобы в момент разрешения сильным и энергичным обратным вращением корпуса помочь телу перейти в новую поверхность движения.

Четвертая и последняя фигура с поворотом — скобка, называемая по-немецки «обратной тройкой», отличается от простой тройки тем, что поворот происходит не в сторону закривления дуги, а наоборот. Поэтому в скобке предварительное положение противоположно «троечному» и вращение корпуса относительно таза и бедер происходит по закривлению, в то время как конек поворачивается на 180° против закривления, меняя ребро и фронт.

IV. Теория петли (по Н. Панину).

Если во время скольжения «линия тяжести», образующая поверхность

движения, не изменяет своего наклона к горизонту и если фигурист не перемещает частичных центров тяжести, то след, оставленный коньком, образует спираль с убывающим радиусом (рис. 11). В середине спирали есть некоторая точка о, которая является «центром спирали». Вертикальную линию О — о назовем «осью спирали». Линия тяжести ас образует с вертикальной линией вс некоторый неизменяющийся угол. По мере замедления хода и закручивания спирали неминуемо наступит момент, когда линия вс совпадет (сольется) с осью спирали. Этот момент наступает по достижении коньком точки А.

Этот момент, по удачному выражению Панина, можно назвать «пределом спирали». Если все тело конькобежца останется неподвижным, то по достижении предела спирали последует остановка поступательного движения и падение, так как конек должен завертеться почти на одном месте, что невозможно при наклонной линии тяжести. Но здесь опять приходят на помощь частичные центры тяжести, которые позволяют, описав петлю, превратить прежнюю спираль в развертывающуюся. Во время описания самой петли поверхность движения вполне приближается к конической, при чем голова находится в вершине конуса.

В самый момент предела спирали свободная нога, бывшая ранее позади несущей, вытянувшись, широким, но энергичным взмахом выносится вбок и отчасти в сторону движения, усиливая и расширяя вращательное движение тела и в то же время служа как бы маховиком для плавности общего движения. Вынесение свободной ноги следует производить в тот момент, когда половина петли уже описана и конькобежец уже «начал падать». В конце второй половины петли свободная нога еще раз повторяет взмах в сторону движения, чем усиливается скорость для получения длинного и плавного «выезда» из петли.

Петля принадлежит к числу тех фигур, которые требуют частого повторения. Иначе она забывается и приходится ее разучивать вновь. Главная трудность петли — точно уловить момент предела спирали, и описать вторую дугу (выезд), по величине и кривизне, приблизительно равную.

Основная терминология фигуристов и конькобежцев

Для удобства дальнейшего изложения введем некоторые термины (обозначения), которых будем придерживаться.

Нога, на которой в данный момент стоит или скользить конькобежец, называется несущей ногой. Другая нога, приподнятая над льдом, называется свободной ногой.

Лезвие конька ограничено с боков двумя вертикальными плоскостями и снизу — скользящей поверхностью. Грани, образуемые боковыми плоскостями с нижнею поверхностью, называются ребрами конька. Правое ребро правого конька и левое — левого, называются наружными ребрами. Противоположные ребра носят название внутренних ребер. Скольжение на наружном ребре называется «ход наружу», на внутреннем – «ход внутрь».

Движение может быть вперед и назад. Если фигура исполняется без поворота корпуса вокруг вертикальной оси, т. е. все время вперед или все время назад, то мы назовем это исполнение одним фронтом. В противоположном случае будет исполнение с переменой фронта. Вращение ступни и конька на 180° вокруг вертикальной оси (при перемене фронта) будем называть поворотом. Изменение движения справа налево и обратно называется переменой направления. Слова «вперед» и «назад» при описании движений рук и свободной ноги, следует понимать относительно положения тела, а не относительно направления движения (скольжения). Так при ходах назад вынесение свободной ноги «вперед» будет относительно направления—назад и т. д.

Фигуры, которые нельзя разложить на более простые элементы, называются основными фигурами. Основных фигур четыре: голландский шаг, перетяжка, тройка и петля (рис. 4).

Голландский шаг исполняется на одном ребре, одним направлением и одним фронтом. Обозначение: Г.

Перетяжка: изменяется ребро и направление, один фронт. Обозначение: S.

Тройка заключает в себе перемену ребра и фронта, благодаря чему направление остается прежним. Обозначение: Т.

Петля исполняется временным увеличением кривизны движения. Одно ребро, один фронт, одно направление. Обозначение: П.

Каждая фигура может быть исполнена с четырех различных ходов: вперед наружу (обозначается арабской цифрой 1), вперед внутрь (обознач. 2), назад наружу (обознач. 3) и назад внутрь (обознач. 4). Исполнение на правой ноге обозначается римской цифрой I, исполнение на левой — римской цифрой II.

Таким образом, например, II3 Г обозначает голландский шаг на левой ноге назад наружу: I2 Т — тройка на правой ноге вперед внутрь. Смена правой ноги на левую и обратно называется переходом.

В дальнейшем изложении мы будем вводить новые термины по мере надобности. Рисунки всех школьных фигур по порядку даны в приложении 1.

Снаряжение для фигурного катания

Прежде, чем говорить собственно о снаряжении, следует сказать несколько слов о катке. Площадь катка размерами 30 х 40 метров вполне достаточна для одновременной работы десяти человек. Каток следует заливать водопроводной (фильтрованной) водой, так как такой лед значительно лучше держится при оттепели, нежели лед из прудовой или речной воды. Выбирать площадь для катка лучше на суше, в защищенном от ветра месте. В морозный, не слишком холодный день площадь очищается от снега, оставшийся снег плотно утаптывается и затем каток заливается водой, пока не нарастет слой льда в 8 —10 см. После основной заливки, следует ежедневно расчищать каток от снега и обновлять лед, поливая его из леек, «дождем». Фигурист должен хорошо видеть след, оставляемый коньком, поэтому работа на старом, изрезанном льду очень затрудняется.

I. Коньки.

Коньки для фигурного катания изготовляются во множестве различных образцов и моделей. Однако, существуют некоторые общие требования, которым должна удовлетворять каждая модель.

Коньки должны наглухо привинчиваться к обуви маленькими шурупами (числом 12—14 штук).

Коньки должны иметь высоту не меньше половины ширины подошвы.

Лезвие должно быть изогнуто, при чем перед и задок загибаются кверху, несколько круче, чем середина.

Лезвие должно быть в толщину от 4 до 6 мм и в длину не более, чем на 3 см. длиннее башмака.

Коньки должны быть изготовлены из лучшей закаленной стали и никкелированы (для защиты от ржавчины). Приведем описания наиболее распространенных моделей.

Модель Джексона Хэйнса

Лезвие с двумя стойками вылито из одного куска стали. Передний конец загибается вверх и заканчивается круглым крючком. Задний конец срезан вниз — назад.(Рис.1)
Модель У. Салъкова

Отличительная черта этой модели — пилообразная насечка на загибе переднего конца, благодаря которой значительно облегчается толчок и некоторые пируэты и циркули.
Модель Н. Панина

Передний конец резко загнут вверх и немного назад, образуя острый носок и являясь третьей стойкой. Коньки выше других моделей.
«Яхт-Клуб»

Похожа на предыдущую, но лезвие еще более изогнуто. Задний конец загибается кверху мягко и заканчивается небольшим кружком.

Начать изучение школьных фигур можно и на простых коньках типа «Снегурочка» или «Пурине».

Коньки для фигурного катания должны быть всегда остро отточены. На тупых коньках лучше не кататься вовсе.

Точка производится поперек на небольшом круглом вращающемся точильном камне, после чего конек непременно шлифуется вдоль мелкозернистым бруском круглого сечения, чтобы удалить с нижней стороны лезвия все поперечные царапины, оставленные точильным камнем. При шлифовке надо следить, чтобы не затупить самые грани конька. Такой способ точки, образующий нижнюю поверхность в виде желобка, создает очень острые грани (ребра) конька, что является надежной опорой при исполнении самых трудных фигур. Хорошо наточить коньки самому довольно трудно, поэтому рекомендуется отдавать их для точки в хорошую мастерскую. Для предохранения коньков от затупления при ходьбе по деревянному полу теплушки, следует изготовить пару чехлов из толстой кожи, которые надеваются на коньки, как только конькобежец уходит со льда.

II. Обувь.

Обувь для фигурных коньков должна быть легкая и прочная, плотно обтягивающая ногу. Повсеместно приняты высокие (не ниже 30 см.) ботинки на шнуровке, из мягкой, но не растягивающейся кожи, лучше всего из американского опойка. Подошва должна быть из твердой кожи, толщиною не менее 4 мм, чтобы шурупы не проходили насквозь. Каблук широкий и прочный должен иметь высоту не менее 1,5 см и не более 3 см. Ботинки должны достаточно плотно сидеть на ноге, чтобы не было ни малейшего вихляния ноги; носок же должен быть настолько широк, чтобы можно было шевелить пальцами. При тесном носке кровообращение сильно затрудняется, и пальцы легко мерзнут.

Привинчивать коньки следует так, чтобы лезвие проходило под серединой пятки и под промежутком между большим и вторым пальцем. При шнуровании ботинка следует до перегиба подъема затягивать шнурки туго, затем обвести шнурки вокруг ноги и, связав их простым узлом, шнуровать далее значительно свободнее.

III. Одежда.

Одежда должна быть достаточно легка, чтобы не вызывать слишком обильного пота, и во всяком случае, не на меху. Белье лучше всего обыкновенный бумажный (не шерстяной) трикотажный гарнитур и теплые шерстяные носки. Если ноги очень зябки, полезно обвертывать ступни папиросной бумагой.

Верхняя одежда — длинное черное шерстяное вязаное трико на ноги и короткая куртка-венгерка, или фуфайка, дополняемая в сильные холода пиджаком.

В начале занятий фигурным катанием можно обойтись и без трико, пользуясь обыкновенными брюками. Но рекомендуется натягивать поверх брюк футбольные чулки, т. к. длинные брюки при фигурном катании очень некрасивы; кроме того, нижний край брюк при падениях мокнет и обмерзает, что очень неприятно. Головной убор — дело вкуса. Главное — защитить уши. Лучше всего кататься вовсе без шапки, пользуясь в холодные дни наушниками. Можно надевать шерстяную вязаную шапочку. На состязаниях обычно надевают круглую барашковую шапочку. Перчатки лучше всего черные, шерстяные.

Женщинам рекомендуется вместо юбки надевать штаны с высокими чулками. Если же юбке отдается предпочтение, то последняя должна быть достаточно широка и не слишком длинна, чтобы не стеснять движений

Фигурное катание—мост между спортом и искусством.

Как уже упоминалось выше, в фигурном катании очень важное место занимает оценка с эстетической точки зрения. Одного точного вычерчивания заданной фигуры мало — необходимо, чтобы все положения и движения фигуриста были свободны, изящны, чтобы не чувствовалось трудности исполняемой фигуры; наоборот, чем непринужденнее держится фигурист, тем выше ценится исполнение.

В правилах Международного Союза Конькобежцев (сокращено — М.С.К.) содержится целый ряд указаний по этому вопросу.

Но помимо положения тела, художественный элемент содержится в значительной степени и в самих фигурах, вычерчиваемых коньком на льду. Школьные фигуры, представляющие собой элементы строгого геометрического орнамента, приучают глаз фигуриста к благородным линиям и пропорциям. Специальные фигуры, изобретение которых предоставляется каждому, дают свободу орнаментального творчества, правда, связанного специфическими особенностями исполнения на коньках, но все же содержащего в себе очень обширные возможности.

Произвольное катание хорошего фигуриста является восхитительным зрелищем чисто-художественного порядка, напоминая какой-то необыкновенный танец, где танцор, как бы освобожденный от законов тяготения, двигаясь в ритме и характере музыки, скользит по льду с такой же легкостью, как птица по воздуху. Для хорошего произвольного катания мало одной технической работы. Так же, как музыкант, вполне совершенный технически не может увлечь слушателей, если он играет сухо, без надлежащей фразировки, так и фигурист, нагромождающий в своей программе кучу технических трудностей не удовлетворит зрителя, если он не оттеняет отдельных мест из своей программы надлежащей «пуантировкой».

Одним словом, для того, чтобы достигнуть высших степеней совершенства в фигурном катании, надо, так же, как и артисту, обладать рядом способностей, совокупность которых принято называть талантом.

Помимо развития художественного чувства, фигурное катание развивает еще одну важную область психики — чувство ритма. Уже в самой простой из фигур — голландском шаге — ритм имеет очень важное значение; особенно нужным является чувство ритма в исполнении школьных фигур ходами назад, когда фигурист не видит того места, где должен произойти переход на другую ногу, и где приходится руководствоваться только ритмическим соотношением времени, требуемого для исполнения обоих колец фигуры. В произвольном катании, исполняемом обычно под музыку, ритм, конечно, имеет еще большее значение.

В Европе и Америке, где в наши дни сценическое искусство прогрессирует главным образом в области эстрады, можно часто встретить в программе мюзик-холла, наряду с выступлениями артистов, также и выступления фигуристов (на искусственном льду), в одиночном и парном катании.

Таким образом, фигурное катание, преследующее эстетические цели в двух направлениях (орнамент и «искусство движений»), представляющее в своих методах полную аналогию методике почти каждого вида искусства, может рассматриваться не только, как „мост» между спортом и искусством, но и как своеобразная область самостоятельного искусства.

4. Фигурное катание на коньках, как вид физической культуры.

Развитие мускулатуры, даваемое фигурным катанием, сравнительно незначительно вследствие слабой нагрузки и небольшой утомляемости. Но именно вследствие этих качеств фигурное катание окажется весьма подходящим спортом для тех людей, которым вредна или просто нежелательна трудная физическая работа конькобежца-скорохода или лыжника. В то же время фигурное катание содержит в себе все главные достоинства зимнего спорта в его оздоравливающем значении. Дыхание свежим, чистым, лишенным пыли морозным воздухом, не слишком трудное физически, но достаточное для согревания тела движение — все это рекомендуется медициной при слабости дыхательных органов и даже при начавшемся туберкулезном процессе.

В отношении же физического воспитания, фигурное катание вырабатывает весьма необходимые не только для спортсмена, но для каждого человека, качества — ловкость, равновесие и исключительное владение своим телом. Фигуры, содержащие в себе элемент быстрого поворота с „переменой фронта» (см. ниже), выполняемого при помощи более или менее резкого перемещения частичных центров тяжести (движениями свободной ноги, рук, иногда даже головы), приучают фигуриста к уменью свободно распоряжаться своим телом, сохраняя равновесие в самых трудных положениях. Особенно четко вырабатывается это качество при изучении „крюка» и „скобки», где специфические особенности этих фигур требуют быстрого переноса центра тяжести совсем не в ту сторону, куда „хотелось бы».

Тренировочная работа фигуриста, требующая вначале очень большого сосредоточения, впоследствии сводится к повторению и комбинированию уже изученных фигур, и здесь в однообразном ритме колец, описываемой восьмерки, даётся глубокий отдых нервам, которые как бы „убаюкиваются» плавным кадансом движений.

Фигурным катанием можно заниматься в любом возрасте, с 9—10 лет и до старости. Нам известны случаи, когда пожилые люди 45—50 лет, никогда не стоявшие до тех пор на коньках, начинали заниматься этим спортом и достигали солидных результатов. Ежедневные посещения катка, не требующие долгих сборов и поездок, оказывают помимо удовольствия, большое гигиеническое, влияние. В течение свободного часа – двух можно успеть побывать на катке, провентилировать легкие, освежиться движением на воздухе и вернуться домой.

Фигурист, который помимо здоровья хочет приобрести мускульную силу, должен сообразоваться с тем, что фигурное катание дает достаточную работу ногам и брюшному прессу, но мышцы верхней части туловища, плечевого пояса и рук, работа которых лишена сопротивления, развиваются значительно слабее. Поэтому, для гармоничного развития всего тела, фигурист должен либо проделывать специальные гимнастические упражнения для указанных мышечных групп, либо в летнее время заниматься каким-нибудь „универсальным» видом спорта—легкой атлетикой, греблей или плаванием.

Фигурное катание, являясь чрезвычайно красивым зрелищем, может служить могучим спортивно-агитационным средством. Если может существовать парное катание, почему бы не организовать групповые, а затем и массовые выступления фигуристов. В этой области открываются очень богатые возможности, как в смысле вовлечения широких масс в физкультуру, так и в смысле массового физического, эстетического и ритмического воспитания.

Размеры настоящей книги не позволяют нам подробно остановиться на советах по гигиене конькобежца-фигуриста. Правила общей и спортивной гигиены здесь такие же, как и в других видах зимнего спорта. Желающих ознакомиться с этим вопросом отсылаем к специальной литературе. Рекомендуется ознакомиться с «Новейшей гигиеной» Мюллера.

История фигурного катания

Очерк истории фигурного катания.

Уже в доисторические времена коньки были знакомы нашим предкам. Коньки первобытных людей изготовлялись из костей животных и, следовательно, не имели важной способности современных стальных коньков — они не могли врезаться в лед и тем создавать прочную опору для скольжения по кривой линии. Костяные коньки, на которых передвигались при помощи палок, продержались чрезвычайно долго: только в самом конце XVII века в Голландии появились первые коньки с металлическим лезвием, врезанным в деревянную колодку. С этого момента и начало развиваться фигурное катание. Первоначальные попытки фигурного катания заключались не столько в вычерчивании на льду различных фигур, сколько в движениях и перемене положений во время скольжения, при чем наибольшее стремление конькобежца было направлено на подражание балетным артистам.

Этот „балет на льду», сам по себе малоинтересный, оказал, однако, большое и благотворное влияние на дальнейшее развитие фигурного катания. В начале XIX века главный интерес фигуристов обратился в сторону „черчения на льду» и в этой области тогдашние фигуристы достигли высокой степени совершенства. Однако, фигурное катание в современном смысле слова еще не появилось. Только в 60-х годах прошлого столетия искусство «балета на льду» и «черчения на льду» соединились в одно гармоничное целое в лице американца Джексона Хэйнса (Jakson Haynes), который достиг необычайного совершенства в обеих областях фигурного катания. Джексон Хэйнс был профессионалом, выступая за плату перед публикой. Он объездил всю Европу (был в России, где и умер) и своим виртуозным, исполненным изящества и грации, катанием привлек тысячи конькобежцев к искусству фигурного катания. Таким образом, Джексон Хэйнс является основателем и родоначальником современной шкоды фигурного катания и память о нем живет и будет жить в среде его многочисленных последователей.

В 70-х годах вся Европа покрылась сетью » конькобежных клубов, культивировавших фигурное катание по школе Хэйнса. Одновременно с этим стал развиваться и скоростной бег на коньках, сильно двинутый вперед благодаря изобретению норвежцем Хагеном особого типа беговых коньков, за которыми укрепилось название «норвежских».

В 1882 году в Вене состоялось первое международное состязание в фигурном катании, где участниками были показаны очень высокие достижения. Победители Фрей, Энгельман и Паульсен подготовили к этому состязанию, помимо школы Хэйнса, еще ряд собственных приемов, из которых многие (прыжок Паульсена, крест Энгельмана) считаются до сих пор классическими упражнениями труднейшей области виртоузного катания.

1892 год ознаменовался важным событием в конькобежной истории: в этом году состоялся в Вене первый международный конгресс конькобежцев, на котором был основан Международный Союз Конькобежцев, разработаны правила любительства и утвержден регламент ежегодных состязаний на первенство мира и первенство Европы по скоростному бегу и на первенство Европы по фигурному катанию. Несколько позже фигурные состязания были допущены и во всемирном масштабе.

Первое состязание на первенство мира по фигурному катанию состоялось в Петербурге в 1896 году, где к этому времени было два конькобежных клуба: английский «Neva Scating Society», основанный в 1864 году и клуб на катке Юсупова сада, где уже были свои превосходные фигуристы — Лебедев, Сандерс и Падусков. Первенство мира привлекло четырех участников, расположившихся в следующем порядке: Фукс (Германия), Хюгель (Вена), Сандерс и Падусков (Петербург). Следует отметить, что Сандерсом было взято первое место в отделе специальных фигур. Дальнейшее развитие фигурного катания выдвинуло на первые места шведа Ульриха Сальков, семь раз выигравшего первенство мира, венца Богача и петербуржца Панина — (Коломенкина), который явился единственным русским спортсменом, занявшим первое место на всемирной Олимпиаде (Лондон, 1908). До мировой войны фигурное катание в России, продолжая развиваться и в Петербурге (Олло, Датлин), выдвинуло на одно из первых мест москвича Малинина, с честью выступавшего не только на всероссийских, но и на международных состязаниях. Перед самой войной на катке «Девичье Поле» в Москве была основана бесплатная школа фигурного катания, руководимая Корабельщиковым. Школа за год своего существования сильно повысила класс молодых московских фигуристов и обещала многое впереди. Но началась война и спортивная жизнь в России заглохла на долгие годы. По окончании войны, с 1918 —19 года спорт начал возрождаться и, поддержанный правительством, значительно развился как в смысле массовости, так и в смысле достижений. Однако фигурное катание отстало от других видов спорта и теперь, когда старые фигуристы сошли со сцены, некому их заменить и поддержать былую славу.

Скорейшее создание сети школ фигурного катания прекратило бы это ненормальное явление и помогло бы возродить и поставить на прежнюю высоту этот превосходный спорт.

За последние годы фигурное катание на Западе выдвигает на первые места Англию и Канаду, представители которых довели свое искусство до необычайного совершенства. Чрезвычайно развивается за последнее время парное катание, требующее от обоих участников — дамы и кавалера — не только личного безукоризненного мастерства, но и очень большой стренированности. Особенно красивы, танцы и фигуры, основанные на строгой симметрии движения обоих участников. Олимпиада 1924 года в Шамони доказала чрезвычайно интересные достижения в этой области, обещающие в будущем очень большие возможности.